Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

О прерывании отношений

قال الحافظ ابن حجر: وقد أجمعوا على جواز الهجر فوق ثلاث لمن خاف من مكالمته ضرراً في دينه أو دنياه، ورب هجر جميل خير من مخالطة مؤذية

Ибн Хаджар Аскаляни сказал:

"Установилось единогласие относительно того, что можно прерывать отношения более, чем на три дня с тем, от общения с кем опасаешься вреда в религии или быту. Красиво уйти от общения лучше, чем пребывать вместе и страдать".

Его слова передал аль-Мунави в «Фейд аль-Кадир».
Похожие слова передают также от Ибн Абдульбарра.


Омовение от злословия

" ‘Абд ар-Рахман ибн Махди приказывал совершать омовение от гыйба."

Шарх аль-‘Умда 3/446-448.

Сказал имам Бурхануддин Ибн Муфлих аль-Ханбали о мудрости омовения:

«...Так омывание лица, которое включает в себя полости рта и носа, начинается с полоскания рта, потому что язык более остальных органов подвержен движению, и другие органы возможно уберегутся, а он в основном несет много порчи, и мало в нем благополучия. Затем нос, представляющий то, чем он чувствует запах, затем лицо, представляющее то, чем он видит, затем руки, представляющие то, чем он хватает. Затем выделяется голова протиранием, поскольку эта область соседствует с тем, от чего исходит ослушание. Затем уши по причине слуха. Затем ноги по причине ходьбы. Затем (пророк, мир ему и благословение Аллаха) направил совершающего омовение к обновлению веры, произнося два свидетельства».

См. "Аль-Мубди'" 1/111.

Испытание имама Малика ибн Анаса (93 — 179 гг.х.). Шейх Саид аль-Камали



Говорит шейх Саид ибн Мухаммад аль-Камали аль-Малики:

«Его постигло то известное испытание. Он был наказан плетьми. Бил его амир (губернатор) Медины. Историки разошлись во мнениях об этом испытании. Ибн Махди, да помилует его Аллах, сказал: «Разошлись во мнениях о причине, по которой его наказали. Разошлись во мнениях о том, кто его бил. И разошлись во мнениях о том, во время какого халифа он был так наказан».

Нас интересует причина наказания.
Есть версия, что его били за то, что он отдавал приоритет Усману перед Али, да будет доволен Аллах ими обоими. Сторонники Али донесли на него, и он был наказан. Такое передается.
Еще есть версия, что его били за то, что он запрещал никях мут’а (временный брак).
И есть версия — она наиболее очевидна — что его били за то, что он давал фатву, согласно которой развод того, кого заставили его дать, недействителен. Что развод того, кого принудили к нему, недействителен. Это известное мнение в его мазхабе, о котором знают его ученые и сейчас.

Но как это связано с его избиением? Ведь правители обычно избивают только за что-то, связанное с политикой, и не бьют за что-то, относящееся сугубо к фикху. Но в данном случае была связь с вопросом, касающимся политики.

Люди, которые вышли (на восстание) с (Мухаммадом) ан-Нафс аз-Закия, да помилует его Аллах, против (правительственной семьи) аббаситов распространяли среди людей разговоры, что присяга, которая была дана Абу Джа’фару аль-Мансуру, была взята под принуждением. (Правители тогда), когда хотели взять у человека присягу, то требовали от него поклясться разводом. То есть поклясться, что если он нарушит присягу, то все его жены будут разведены, все его рабы станут свободными и так далее. И человек был скован: даже если хотел выступить против халифа, то был скован (этой клятвой).

Люди пришли к Малику и спросили о положении этого развода. «Я поклялся разводом, что если я выйду против того-то и последую за (Мухаммадом) ан-Нафс аз-Закия, то моя жена будет разведена». Малик дал фатву, что если человека принуждали, то его развод недействителен. О правовед, эта фатва ведь не останавливается у дверей мечети. Вопрошающий выходит вместе с ней, предает халифа и распространяет проблемы. А Малику задают вопросы, спрашивают о хадисах, и он дает фатвы о том, о чем его спросили.

Амир Медины отправил ему послание: «О Абу Абдуллах, по причине этой твоей фатвы происходит то-то и то. Подумай о себе, что ты выбираешь». Затем послал на его собрание человека с этим же вопросом, чтобы посмотреть, подчинился Малик или нет. И когда его спросили, то он ответил: «Если человека принуждали, то его развод недействителен». При всех!

Амир Медины отдал распоряжение, и Малика, да помилует его Аллах, задержали. Его били плетьми. Его руки привязали к канатам и натянули так, что его плечи оголились, и какой-то человек не смог закрыть его плечи верхней накидкой. Его били плетьми так, что от ударов на спине оставались следы в виде рассеченной кожи. Затем его повезли на муле, на осле по кругу в Медине. Когда его везли, говорили: «Назови себя!» И он говорил, повышая голос говорил: «Кто меня знает, тот знает кто я. А кто меня не знает, то я — Малик ибн Анас, и я говорю: если человека принуждали, то его развод недействителен!» Это дошло до амира Медины, и он сказал: догоните его и снимите (с осла).

Суть в том, что произошедшее с ним было тяжелым испытанием. Но вышло так, что эти плети оказались будто бы украшениями, которыми стал украшен Малик. После этого его положение не переставало становиться все выше и выше, пока Аллах не забрал его к Себе.

Это дошло до халифа Абу Джа’фара аль-Мансура. Он прибыл в Хиджаз, совершая хадж, и назначил встречу с Маликом. Когда он вошел к нему, Абу Джа’фар аль-Мансур поклялся Аллахом, что не приказывал этого и даже не знал о случившемся. И сказал Малику: «Клянусь Аллахом, я считаю, что твое пребывание здесь — это гарантия от смут для обитателей двух Запретных мест. Ведь они быстрее всего предаются смутам. И твое пребывание среди них — защита от смут». Он извинился перед Маликом и сказал: «Я приказал схватить такого-то. Его приведут, и, клянусь Аллахом, мы накажем его в разы сильнее, чем он наказал тебя».

Малик ответил: «Да будет снисходителен Аллах к повелителю правоверных, да почтит его и дарует ему наилучшее пристанище. Я простил этого человека по причине его родства с посланником Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и по причине его родства с тобой». Абу Джа’фар обрадовался этому. А своим ученикам Малик сказал: «Я побоялся, что умру в тот день от ударов, встречу посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и буду стесняться встречи с ним из-за того, что кто-то из его семьи попадет в Огонь по причине меня».

После этого он жил, будучи уважаемым, окруженным заботой и почтением. Пока не умер в Медине в 179 году (от хиджры)».


https://muntaqa.info/malik/

Подробная биография имама, шейх уль-Ислама Ибн Кудамы аль-Макдиси аль-Ханбали (541 — 620 гг.х.)

1. Рождение и имя

Имам Абу Мухаммад Абдуллах ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама ибн Микдам ибн Наср ибн Абдуллах аль-Джамма’или аль-Макдиси затем ад-Димашкы ас-Салихи аль-Ханбали более известен среди мусульман как Ибн Кудама аль-Макдиси — с отнесением к имени прадеда. Известен также прозвищем Муваффакуддин (или: Муваффак ад-Дин) — «Успешный, у которого все хорошо и верно складывается в религии».
Родился в месяце шаабан 541 г.х. в поселке Джаммаиль в районе города Набулюс на территории Палестины. Поэтому он «аль-Джаммаили». А «аль-Макдиси» — указание на центр и самое важное место палестинской земли — Иерусалим, который на арабском называется аль-Кудс или Бейт аль-Макдис.
В дальнейшем по причине нового места жительства к его имени добавилось «ад-Димашкы ас-Салихи» — по названию района «ас-Салихия» в пригороде Дамаска.

2. История переселения

Отец имама Муваффака шейх Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама аль-Макдиси был имамом-хатыбом мечети поселка Джаммаиль. В молодости он уезжал в поисках знаний, затем вернулся в родные края и посвятил себя обучению и увещеванию людей. Палестина в те годы была оккупирована крестоносцами, и в населенных пунктах были управляющие от оккупационных властей. Шейх Ахмад был смел и откровенно выражал недовольство оккупацией. Это стало причиной того, что на него донесли наместнику крестоносцев, и было принято решение его убить. Но один из крестоносцев, который испытывал уважение и расположение к шейху, сообщил ему об угрозе, прежде чем ее смогли осуществить. Шейх Ахмад будучи в возрасте около 60 лет в 551 г.х. вместе с тремя родственниками выехал ночью из Джаммаиля и направился в свободный исламский Дамаск.

Когда они прибыли в Дамаск, то у Восточных ворот нашли мечеть Бану Салих, которой заведовали и возле которой жили ханбалиты. Смотрители мечети обрадовались ханбалитскому шейху Ахмаду и хорошо его приняли. После этого шейх Ахмад отправил своих спутников обратно с посланием к своему старшему сыну — в будущем выдающемуся учителю и имаму Абу Умару Мухаммаду аль-Макдиси — распорядившись перевести всю семью в Дамаск.

Абу Умару было тогда 23 года. Он организовал родственников, и в одну из ночей основной состав семьи Ибн Кудама в составе 35 человек вышел караваном в Дамаск. С ними был и десятилетний Абдуллах ибн Ахмад, которого позже будут называть Муваффак ад-Дином.

Семья прибыла и поселилась возле мечети Бану Салих, а глава семьи шейх Ахмад был имамом и учителем в этой мечети. Его слава, авторитет и влияние росли, и заведующие мечетью стали опасаться, что он станет хозяином в их мечети. Они взяли у него расписку, что он у них в мечети только гость и ни на что не претендует, затем устроили провокацию против шейха, а позже попытались настроить против него правителя, но ничего у них не получилось. Шейх Ахмад не хотел жить в борьбе с хозяевами мечети и решил оставить этот район.

После утомительных поисков он склонился к тому, чтобы переселиться всей семьей на склон горы Касиюн, которая находилась за городскими стенами. Так они и сделали. На этой горе они возвели жилой квартал с мечетью и школой. Позже этот квартал люди стали называть ас-Салихия. Поговаривают, что так его назвали, поскольку его основала праведная (салих) семья. А когда об этом спрашивали имама Абу Умара Мухаммада ибн Ахмада аль-Макдиси, он скромно отвечал, что дело не в их праведности, а в том, что они переселились туда от мечети Бану Салих.

Это переселение семьи Ибн Кудама в Дамаск, а затем на гору Касиюн с основанием района ас-Салихия, стало важным событием в истории Ислама: возле Дамаска появился новый город; этот город стал центром, из которого лучами благодати источались исламские знания; и с новой силой в Дамаске поднял свое знамя и распространился мазхаб имама Ахмада ибн Ханбаля, ключевой фигурой в котором стал переселившийся туда еще в детстве имам Абдуллах ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама аль-Макдиси, известный как Муваффакуддин.

Подробнее с этой историей можно ознакомиться в предисловии книги «аль-Каляид аль-джаухария фи тарих ас-Салихия» Ибн Тулюна.

3. Становление в знаниях

С раннего детства Абдуллах ибн Ахмад получал превосходное исламское воспитание и знания. В юные годы он выучил Коран, затем выучил наизусть «Мухтасар» аль-Хыракы по ханбалитскому фикху и занялся уроками, а также собранием хадисов. Первым его учителем был его отец — шейх Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама. Он стал его шейхом в фикхе и в хадисах. Кроме того, в ранние годы Муваффак выслушивал хадисы от хранителя иснадов, шейха Абу аль-Макарима Абдульуахида ибн Хиляля аль-Азди ад-Димашкы аш-Шафии, шейха Абу аль-Ма’али Абдуллаха ибн Сабира ас-Сулями ад-Димашкы и других. Также среди тех, кого Муваффак застал в Дамаске, был имам, хафиз, увещеватель Абдуррахман ибн аль-Джаузи аль-Ханбали.

В 561 г.х. в возрасте двадцати лет вместе с двоюродным братом, хафизом Абдульгани аль-Макдиси аль-Ханбали он отправился в Багдад. Там они старались не упустить ни уроков, ни передачи хадисов и книг у местных ученых. Там же имам Муваффак застал имама-воспитателя Абдулькадира аль-Джиляни аль-Ханбали и остановился в его школе, изучая у него «Мухтасар» аль-Хыракы. Через сорок дней имам Абдулькадир умер, и Муваффак перешел к другим учителям. В Багдаде он прожил четыре года, затем вернулся в Дамаск, а в 567 г.х. снова прибыл в Багдад.

Через семь лет, в 574 году он совершает хадж и выслушивает то, что передают ученые Мекки, а затем еще на год возвращается в Багдад.

В Багдаде самым значительным из его учителей был учитель имамов, выдающийся специалист Абу аль-Фатх ибн аль-Манни аль-Ханбали. С ним Муваффак изучал мазхаб в деталях, изучал разногласия, усуль аль-фикх и сильно преуспел. Так что сам Ибн аль-Манни в присутствии Муваффака говорил: «Если этот парень уедет из Багдада, я буду в нем нуждаться». См. «Ас-Сияр» 22/169.

Примерно в 35 лет он возвращается на вторую родину — в Дамаск — и приступает к составлению своего самого потрясающего и объемного труда: он пишет объяснение «Мухтасара» аль-Хыракы в десять томов и называет его «аль-Мугни».

С возвращения в Дамаск начинается его слава как несравненного ученого, который обошел современников в знаниях и опередил праведников своего времени в набожности, аскетизме и нравах.

К нему устремляются за фатвами, за уроками по фикху и грамматике, за увещеваниями, для диспутов, за передачей хадисов и книг, и многие ищущие знание, ученые и имамы получают пользу от его знаний и благонравия. Со временем выдвигают в имамы ханбалитов в Соборной мечети Дамаска, а после смерти старшего брата Абу Умара он становится имамом-хатыбом в Соборной мечети аль-Музаффари.

4. Его внешность

Писал его ученик, племянник, хафиз Дыяуддин аль-Макдиси аль-Ханбали: «Он был статного вида, имел белую кожу, светлое лицо, черные глаза. Словно бы свет источался из его лица от его красоты. У него был широкий лоб, длинная борода, прямой нос, сходящиеся брови, небольшая голова, нежные руки и ступни. Он был стройным». См. «Ас-Сияр» 22/167-168.

Говорил хафиз Мухиббуддин ибн Наджар аль-Багдади, предположительно аш-Шафии: «Шейх Муваффакуддин был … молчалив, благообразен, чист (от всего недостойного), осторожен, много поклонялся по образу саляфов (первых имамов). Его лицо источало свет, его вид вызывал уважение и почтение. Человек получал пользу уже только увидев его, еще до того, как слышал его речь». См. «Зейль табакат аль-ханабиля» 3/284.5. Его благонравие

Писал хафиз Дыяуддин: «У него были прекрасные нравы. Почти всегда его видели улыбающимся. Он рассказывал истории и шутил. Я слышал как Бахауддин (аль-Макдиси) говорил: «Шейх во время чтения шутил с нами и был открыт. Однажды с ним заговорили о детях, которые ему досаждали, и он ответил: «Это же дети, им нужно играть. И вы тоже были такими».
Он не стремился сравниться с теми, кто гоняется за благами этого мира, и почти никогда не жаловался, хотя может быть был более нуждающимся, чем другие. Жертвовал своими интересами в пользу других.
И я слышал, как Бахауддин описывал его храбростью и говорил: «Он выходил вперед к врагу (крестоносцам) и был ранен в руку. Он вел перестрелку (копьями или стрелами) с врагами». См. «Ас-Сияр» 22/177.Сказал хафиз Дыяуддин: «С кем бы ни вел диспут Муваффак — всегда улыбался». См. «Ас-Сияр» 22/170.
И сказал: «Почти всякий, кто видел его, начинал его любить… И я не знаю такого, чтобы он хоть раз огорчил учащегося. У него была рабыня, которая задевала его своим (дурным) нравом, но он ничего ей не говорил. Дети дерутся, а он ничего не говорит. Я слышал, как Бахауддин сказал: «Не видал я более терпеливого, чем он». См. «Ас-Сияр» 22/170.
Говорил хафиз Абу Абдуллах аль-Юнини аль-Ханбали: «Что касается того, что я узнал о положении и состояниях нашего шейха, нашего господина Муваффакуддина, то я до сих пор не думаю, что среди тех, кого я видел, есть человек, достигший из совершенства в знаниях и похвальных качествах, посредством которых достигают совершенства — достигший того, чего достиг он. Он был совершенен во внешнем виде — имею ввиду красоту, был совершенен в добродетели, кротости, благородстве, различных науках и прекрасных нравах. И я видел с его стороны то, на что неспособны великие из приближенных Аллаха (аулия)». См. «Ас-Сияр» 22/169-170.

Говорил шейх Сибт («внук со стороны дочери») ибн аль-Джаузи аль-Ханбали затем аль-Ханафи: «Не было в его время кроме его брата Абу Умара и аль-Имада человека более аскетичного и осторожного, чем он. Он был оченьзастенчив, держался в стороне от мирских интересов и тех, кто был ими озабочен. Он был спокойным, мягким,скромным, любил бедняков, имел прекрасные нравы, был щедр и великодушен. Кто видел его, тот словно бы видел одного из сподвижников. И словно бы свет исходил из его лица». См. «Зейль табакат аль-ханабиля» 3/283-284.

Часто он возвращался домой с ночной (‘иша) молитвы вместе с группой бедняков и ужинал вместе с ними.

6. История с вором

Collapse )

Фундамент личности. Тимур Хада. Монголия, 1936г

...Нужно основание твердости для каждой постройки. Во всех степенях бытия нужно то же самое сознание нерушимости. Как в повседневности, так и в самых больших построениях нужно иметь уверенность в прочности построений. Почему же так часто происходят всякие нарушения во зло, во всей бессмысленности? Откуда же вторгается легче всего разъедающий хаос?
Сомнение и зависть - эти два ядовитейших змея пытаются вползти всюду, где происходит какая-либо постройка. Казалось бы, люди достаточно издревле предупреждены об этих двух чудовищах. Казалось бы, всякий знает, насколько многообразно пытаются прикрыться эти исчадия тьмы. Бесконечное число раз люди слышали о всяких масках, за которыми укрывается злая тьма, посылающая всюду своих разрушительных гонцов. Да, несчетное число раз люди слышали об ужасах сомнения и зависти.
Каким путём вчерашнее солнце может оказаться чёрным углем? Ведь для такой инволюции нужны какие-то сильнейшие отравления. Не может же крошечная зависть, ничтожное сомнение или раздражение вдруг перебороть все лучшие устремления в светлую беспредельность. Яд ехидн настолько распространяется, что зараженному мозгу уже не нужны никакие факты. Он слеп даже к самой яркой действительности. Ему нужно лишь ублаготворить своего вновь допущенного властелина. Ему нужно произвести какое-либо грубое, поносительное действие. Ему нужно разразиться сквернословием. Ему нужно причинить хоть какой-либо ущерб добру и свету.
Если даже такое омраченное сознание где-то внутри будет подсказывать, что Свет все же не нарушится, то злобное раздражение будет напрягать всю силу легких в бесплодных ухищрениях, если не задуть, то хотя бы поколебать светлое пламя. В эти мгновения темного безумия человек отступает от всякой логики. Все более-менее разумное, все примеры лучшие, все наследия самые убедительные - для одержимого лишь повод к раздражению.
Одержимый готов нанести себе самому самый тяжкий урон.
Он готов подвергнуть всё свое будущее величайшим опасностям, вполне заслуженным, лишь бы только произнести хулу и сквернословие. Допустив злейшее кощунство, одержимый пытается чем-то оправдать себя, точно бы разрушительное зло уже не приведено им в действие. Ведь этот же одержимый слышал так явственно о том, что зло сотворенное непременно должно быть изжито. Яд, сотворенный им, будет изживаться, даже в лучших случаях, с великими болями. Казалось бы, так легко понять о вредности зла и ближайших его приспешников - предательства, зла и сомнения.
Спросите любого строителя, какие именно основы строительных материалов ему нужны при постройке. Даже в этих, чисто материальных, житейских соображениях вы увидите, насколько строитель будет искать стойкость и ненарушимость материалов. Если на самых житейских примерах видим устремления о ненарушимости, то насколько же более эти основания необходимы в духовных построениях. Строить можно лишь из добрых, вполне противостоящих разрушению материалов. Посмотрите на многие примеры, когда духовные сообщества нарушались из-за таких мелочей и пустяков, о которых разумным людям и помыслить-то стыдно.
Попробуйте дознаться до корня сомнения или зависти. Вы увидите такую малюсенькую причину, которую даже в микроскоп рассмотреть трудно. Если впоследствии вы показали бы самому человеку, впавшему в одержание, эту крошечнную причину, то он первый же будет всячески отрицать какую-либо возможность такой несообразности.
Какими же клятвами можно достичь духовную ненарушимость? Ни клятвами, ни угрозами, ни приказами она не может быть достигнута. Лишь просветлением сердца, уже в степени ненарушимости, достигнется и прочное сотрудничество.
Светлыми трудами создается нерушимая степень просветления сердца. Сердце воспитывается в трудах. Сердце познает, что есть настоящее сотрудничество. Когда же полная степень сотрудничества будет опознана, тогда уже не зашатается человек сомнением и не осквернится завистью.

Особенность Али ибн Аби Талиба и Абу Бакра ас-Сыддика

Спросили имама Шихабуддина Абу аль-Аббаса Ахмада ибн Хаджара аль-Хайтами аш-Шафии, да будет доволен им Аллах: «Какова мудрость в том, что в отношении Али ибн Аби Талиба, да будет доволен им Аллах, используется дуа «каррама Ллаху уаджхаху» (да почтит Аллах его лик) вместо «радыя Ллаху ‘анху» (да будет доволен им Аллах)? И используется ли это дуа для других сподвижников?»

Он ответил: «Мудрость этого в том, что Али, да почтит Аллах его лик, и да будет доволен им Аллах, никогда не совершал земных поклонов перед идолами. Поэтому соответствует тому, что должно для его положения, чтобы взывали для него об оказании почета его лику. И подразумевается под этим прямой смысл, или же переносный, если лик указывает на всю сущность, то есть оберегание его от того, чтобы он обратился к кому-либо помимо Аллаха в своем поклонении.

В этом качестве с ним соучаствует Абу Бакр ас-Сыддик, да почтит Аллах его лик. Он также не совершал земных поклонов перед идолами, как это передано. Поэтому уместно взывать для него с этим дуа тоже.

В отношении Али это дуа используется больше потому, что есть единогласие насчет того, что он не совершал земных поклонов, поскольку он принял ислам будучи еще ребенком в возрасте различения.
Его ислам в то время считался действительным, в отличие от (положения ислама ребенка в возрасте различения) в нашем (шафиитском) мазхабе, поскольку правовые положения во время его принятия Ислама были связаны с возрастом различения, затем это положение было отменено и правовые положения стали связаны с возрастом половой зрелости, как это разъяснил аль-Байхакы и другие.

Если ты скажешь: «Многие сподвижники, да будет доволен ими Аллах, не совершали земных поклонов идолам, как, например, «четыре Абдуллаха» (‘Абадиля) (*) — Ибн ‘Аббас, Ибн ‘Умар, Ибн аз-Зубейр и другие, но люди не обращаются за них с этим дуа, а используют дуа о довольстве, как и в отношении других». — То я отвечу: эти, подобные им сподвижники, родились после исчезновения многобожия и угасания огня заблуждения и смуты. Поэтому они не подобны тем двум имамам в их оставлении величайшей смуты многобожия (ширка), оставлении земных поклонов перед идолами, в то время как люди призывали к этому и чинили большие неприятности тем, кто оставлял это. И в оставлении подобного поведения в то время, при противоречии отцам, родне, перенесении непосильных трудностей, содержится такое подтверждение правдивости, которого нет после возвышения Ислама и исчезновения лжи.

Таким образом соответствует положению этих двух сподвижников то, чтобы среди остальных сподвижников их выделяли по этому великому особенному качеству. Да будет доволен ими обоими Всевышний Аллах и да почтит Аллах их лики».

См. «Аль-Фатауа аль-хадисия», с. 41-42.

(*) Четвертый из них, который не был упомянут: ‘Абдуллах ибн ‘Амр ибн аль-‘Ас, да будет доволен Аллах им и его отцом.

muntaqa.info/karrama


Что нужно говорить, чтобы не сглазить?

Объясняя аят: «О если бы ты, войдя в свой сад, сказал: “Так пожелал Аллах. Нет мощи, кроме как от Аллаха”. — Даже если считаешь, что у меня меньше богатства и детей, чем у тебя…» — Имам Ибн Касир аш-Шафии написал: «Поэтому сказали некоторые из ранних имамов (саляфов): «Кому понравится что-то в его положении, имуществе или ребенке, пусть скажет: «Так пожелал Аллах. Нет мощи, кроме как от Аллаха». — Это взято из этого благородного аята». См. «Тафсир Ибн Касир» 5/158.

«Так пожелал Аллах. Нет мощи, кроме как от Аллаха» на арабском:
«Ма ша-а Ллаху ля куввата илля би-Ллях».
مَا شَاءَ اللَّهُ لا قُوَّةَ إِلَّا بِاللَّه

Писал имам Ибн аль-Каййим: «Если тот, кто может сглазить, опасается вреда своего взгляда и того, что он может постигнуть подверженного сглазу, то пусть избавится от зла своего взгляда, сказав (о том, сглаза для чего или кого опасается): «О Аллах, ниспошли на него благословение». Как сказал пророк, мир ему и благословение Аллаха, ‘Амиру ибн Раби’а, когда тот сглазил Сахля ибн Ханифа: «Тебе стоило призвать для него благословение».* — То есть сказать: «О Аллах, ниспошли на него благословение». Так же из того, что оберегает от сглаза, слова «так пожелал Аллах, нет мощи, кроме как от Аллаха». Передал Хишам ибн Урва от своего отца (Урва ибн аз-Зубейр, табиин), что тот, когда видел нечто, что ему нравилось, или входил в стены своего (жилища), говорил: «Так пожелал Аллах, нет мощи, кроме как от Аллаха». См. «Зад аль-ма’ад» 4/156.
* Малик 1747, Ахмад 15550, Ибн Маджа 3509, аль-Хаким 4/216. Аль-Альбани признал достоверным в «аль-Калим ат-теййиб» 243.

«О Аллах, ниспошли на него благословение» на арабском:
«Аллахумма, барик алейх».
ِاللّهُمَّ بَارِكْ عَلَيْه

Поскольку определенной фразы взывания о благословении в сунне не пришло, то в какой бы форме эти ни было сказано, требуемое будет выполнено.

Другие варианты призывания благословения, предложенные учеными:

Пишет имам Ибн Абидин аль-Ханафи: «Дуа о благословении заключается в том, чтобы человек сказал: «Благодатен Аллах, наилучший из творцов. О Аллах помести в это благословение». См. «Радд аль-мухтар ‘аля ад-дурр аль-мухтар» 6/364.

«Благодатен Аллах, наилучший из творцов. О Аллах помести в это благословение» на арабском:
«Табарака Ллаху ахсануль-халикын, Аллахумма барик фих».
تَبَارَكَ اللَّهُ أَحْسَنُ الْخَالِقِينَ اللَّهُمَّ بَارِكْ فِيهِ

Пишет имам Ибн Абдульбарр аль-Малики: «Призывание благословения заключается в том, чтобы человек сказал: «О Аллах, помести в это благословение», — и тому подобное. И говорят, что призывание благословения заключается в том, чтобы сказать: «Благодатен Аллах, наилучший из творцов. О Аллах помести в это благословение»». См. «Ат-Тамхид» 13/69 — 70.

«О Аллах, помести в это благословение» на арабском:
«Аллахумма барик фих».
اللَّهُمَّ بَارِكْ فِيهِ

Писал имам ан-Навави аш-Шафии: «Тому, кто может сглазить, желательно сделать дуа о благословении для того, на кого (что) может пасть сглаз. Пусть скажет: «О Аллах, помести в него благословение и не причини ему вреда». Или скажет: «Так пожелал Аллах, нет мощи, кроме как от Аллаха». См. «Рауда ат-талибин» 9/348.

«О Аллах, помести в него благословение и не причини ему вреда» на арабском:
«Аллахумма барик фихи уа ля тадуррах».
اللَّهُمَّ بَارِكْ فِيهِ وَلَا تَضُرَّهُ

Говорил шейх Ибн Усаймин: «Лучше, чтобы человек, который опасается, что его сглаз может постигнуть кого-нибудь из-за того, что тот понравится ему — чтобы он сказал: «Да ниспошлет Аллах благодать на тебя»». См. «Лика аль-баб аль-мафтух» 19/235, мактаба Шамиля.

«Да ниспошлет Аллах благодать на тебя» на арабском:
«Табарака Ллаху ‘алейк».
تبارك الله عليك

Говорил также шейх Ибн Усаймин: «Если увидит человек то, что ему нравится, и опасается зависти глаз (или: «сглаза»), тогда он говорит: «Так пожелал Аллах. (Да будет) благодатен (к нему) Аллах». И также, если увидит человек что-то, что ему понравится из его имущества, то пусть скажет: «Так пожелал Аллах, нет мощи, кроме как от Аллаха», — чтобы не обольститься самим собой». Сл. «Фатауа нур аля ад-дарб», https://www.youtube.com/watch?v=q7sPqRTmNoU.

«Так пожелал Аллах. (Да будет) благодатен (к нему) Аллах» на арабском:
«Ма ша-а Ллах, табарака Ллах».


Источник: http://muntaqa.info/ne-sglazit

Жизнь в барзахе




Сообщается, что посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует, сказал:

«Если кому-то из вас поручили (завернуть в саван) своего брата (мусульманина), пусть подберёт для него хороший саван, ибо, поистине, они будут воскрешены в своих саванах и навещать друг друга в своих саванах».
Этот хадис передали Саммувйах, аль-‘Укъайли в «ад-Ду’афаъ» и Хатыб аль-Багъдади со слов Анаса.
Шейх аль-Албани назвал хадис достоверным. См. «Сахих аль-джами’ ас-сагъир» 845

Имам аль-Мунави сказал: «“ибо, поистине, они” – то есть умершие.
“будут воскрешены в своих саванах” – в которые они были завернуты после смерти.
“и навещать друг друга” – в могилах.
“в своих саванах” – в которые они были завернуты после смерти».
См. «Файдуль-Къадир» 1/455.

Говорит шейх Абдульазиз Ар-Раджихи, объясняя послание "Акыда ат-тахавия": "Души делятся на два вида: отбывающие наказание и вкушающие наслаждения. Что касается отбывающих наказание, то это их положение препятствует их взаимным посещениям и встречам. А что касается душ, вкушающих наслаждения, то они свободны, не удерживаются и встречаются, посещают друг друга, вспоминая, что они делали в этой жизни и что делают оставшиеся в ней. И каждая душа будет в обществе тех, кто был подобен ей в делах. Так, наш пророк, мир ему и благословение Аллаха, будет в высшем обществе. Доводом на их взаимные посещения и встречи являются слова Всевышнего Аллаха: "Те, которые повинуются Аллаху и Посланнику, окажутся вместе с пророками, правдивыми мужами, павшими мучениками и праведниками, которых облагодетельствовал Аллах. Как же прекрасны эти спутники!" (Сура "Женщины", аят 69) И это совместное пребывание действительно для этой жизни, для загробной жизни (барзах) и для Обители воздаяния".

См.: http://www.islamport.com/w/aqd/Web/1813/294.htm




Часто задаваемый вопрос


Цитата: "Очень интересует вопрос, вот Асия, жена Фараона терпела столько всего от него .... В Коране ведь написано, что каждый получает в мужья или в жены такого же как и он сам, кого заслуживает. Т.е прилюбодею прилюбодейка..."
Этот вопрос регулярный и всегда задан с позиции неправильного понимания аятов. Причина этому интерес, но отсутствие желания просто посмотреть в тафсиры.

Поэтому я совместила тафсир на два аята по теме. Читайте внимательно:


"Развратные мужчины и женщины, а также развратные слова и деяния всегда присущи друг другу. Они достойны друг друга, повязаны друг с другом и похожи друг на друга. Добропорядочные мужчины и женщины, а также благие слова и деяния тоже присущи друг другу. Они тоже достойны друг друга, повязаны друг с другом и похожи друг на друга. Смысл этого положения самый широкий, и оно не имеет исключений.

Collapse )


Реальные размеры стран на карте

Оригинал взят у masterok в Реальные размеры стран на карте


Помните я вам рассказывал кто такой МЕРКАТОР и действительно ли Гренландия больше Африки?

Давным-давно перед картографами мира стояла задача нарисовать нашу трехмерную планету на двухмерной карте. Фламандский географ и картограф Герард Меркатор нашел решение, которое теперь носит его имя — проекция Меркатора. Масштаб на карте в этой проекции не является постоянным, он увеличивается от экватора к полюсам. Из-за этого вносятся искажения в размеры объектов. Наибольшие искажения у объектов у полюсов, наименьшие — у экватора. То есть, чтобы сравнить площади двух государств, нужно поместить их в одно и тоже место на карте, чтобы искажение было одинаковым.

Так, например, Россия, перемещенная на экватор, уже не кажется гигантской северной страной.

Смотрите:
Collapse )

Еще кое что интересного для вас: знаете ли вы например Почему буквы в алфавите расположены именно в таком порядке? и вот небольшая Шпаргалка по сочетанию цветов. Узнайте, Как обмануть детектор лжи и Что будет, если прокопать тоннель через центр Земли?. А еще оказывается, что люди с голубыми глазами - мутанты и Как легко можно обмануть наш мозг