Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Причины лжи

Первая причина

Попытка извлечь пользу и предотвратить вред. Человек, поддавшись уловкам своего нафса, ошибочно полагает, что солгав он окажется в выигрышном положении. Однако, зачастую ложь отдаляет его от цели и становится причиной страхов, ибо безобразием не достичь добра и злом не приблизить благое.

Посланник Аллаха ﷺ сказал: «Будьте правдивыми даже находясь в опасности. Потому что в правдивости спасение. И находясь в безопасности не прибегайте ко лжи, потому что в ней погибель».
Ибн Абу ад-Дунья «Макарамуль ахляк» 137

Один мудрец сказал:
«Даже если ты боишься сказать правду – она спасёт тебя. И даже если солгав, ты ощущаешь себя в безопасности, впоследствии ложь уничтожит тебя».

Известный арабский языковед и литератор аль-Джахиз писал: «Честность и верность – неразлучны, как неразлучны терпение и мягкость. Благодаря этим качествам любое религиозное предписание становится безупречным и каждое мирское дело приходит в порядок».

Вторая причина

Когда человек желает прослыть интересным собеседником и красноречивым оратором в собраниях. Он считает такую ложь сладкой и невинной, поскольку она не приносит вреда людям и при этом легко вызывает интерес и чувство новизны.
Однако этот вид лжи более опасен, чем предыдущий, так как он возникает из дурных намерений и обесценивании других людей (слушателей).

Аль-Джахиз говорил: «Человек лжёт лишь в присутствии тех, кого не ценит».

Ибнуль Мукаффа сказал: «Не стоит недооценивать ложь, даже если это шутка! Потому что такая ложь быстра в разрушении прав верующих на уважительное отношение (хакк)».

Третья причина

Ложь в адрес своего врага из мести. Когда человек оговаривает, клевещет и позорит другого, чтобы отравить ему жизнь.
Такая ложь хуже двух предыдущих, поскольку человек совершает лживый, позорный и зловредный поступок. Именно по этой причине исламский шариат не принимает показания двух враждующих сторон.

Четвёртая причина

Когда одна ложь влечёт за собой другую и человек уже не в силах противостоять этому. Постепенно он привыкает жить в этом клубке вранья и лжет даже в мелочах, поскольку ложь уже стала его второй натурой.

Мудрецы говорили: «Того, кто пристрастился “лакать из миски лжи”, уже невозможно от неё оторвать».

Аль-Варрак написал в «Дивани» с.152 такой бейт:

Не поверят тому,
Кто прославился лживой натурой.
Даже если мёд истины он изречёт
Безо всякой халтуры.

Горе-лгун постоянным враньём
Свою память привёл
в непригодность.
Сколько хочет пусть врет,
А итог — срамоты безысходность.



[Из книги Имама Маварди «Адаб ад-дунья уа ад-дин»]

(no subject)

Умер сирийский мухаддис шейх Нуруддин Итр. Видел его книги (или книгу) в магазинах Саудии. Никогда не приходилось к ним обращаться, поэтому в плане знаний никаких воспоминаний о нем не осталось, а запомнился он историей из разряда «когда мы были молодыми и чушь ужасную несли».

Лет 11 назад на одном из форумов завязалось обсуждение того, принимаются ли во внимание слабые хадисы. Я настаивал на истинности албанизма: никаких слабых хадисов. Такой посыл исходил от проповедников, которых в те годы считал самыми правильными авторитетами. К тому же, как известно из самого правильного следования сунне: есть только наше мнение и неправильное. А мой собеседник - до сих пор помню, кто это был - изложил некоторые условия, с которыми слабые хадисы имеют значение. Спрашиваю: «Откуда ты это взял?» Отвечает: «Из книги шейха Нуруддина Итра».

К общему несчастью рядом со мной находился толеб на истине с мединского факультета хадисоведенья. На этом факультете в последние десятилетия собирается больше всего знатоков самого незамутненного здравомыслием манхаджа и того, какой современный правильный шейх что сказал о каком неправильном. Спросил я толиба про Нуруддина Итра, и получил ответ: «Он суфист, такой-то шейх от него предостерегал». - До сих пор помню, кто тот шейх. Опубликовав этот ответ, я одержал верх.

И такое черно-белое понимание религии и детский кругозор в ней в широких кругах «требующих» и интересующихся считались истинным знанием и истинным следованием пути ученых. Вот о ком стоило бы записать серию лекций «Лишённые». Многие, вступая на путь интереса к исламским знаниям, начинают с уровня «лишённых», и мало кто с годами его преодолевает.

К слову, тот толеб, насколько было заметно, преодолел его в последний год или полгода на факультете. Истинность пути крайних чисто-манхаджийцев он подвергал сомнению раньше. А в последний год говорил, что хотел бы купить Энциклопедию фикха сирийского шейха Вахбы Зухейли, и что думает, что шейх Зухейли более знающий, чем любой шейх из Саудии. (На то время это было очень неожиданное для меня мнение). Покупал и читал книги ханафитского фикха. По возвращении прошёл курсы при ханафитско-матуридитском муфтияте и стал работать при нем имамом и учителем.

источник

"Истинный" манхадж

Иногда нужно фиксировать все больше и больше проступающие в информационной пучине правила самого "истинного" манхаджа, чтобы ненароком что-нибудь не забыть и не впасть в заблуждение.

1. Ширк ужасен, но разрешивший его прекрасен.

2. На словах должно быть "знания прежде слов и дел", а на делах в обязательном порядке "поиск отколовшихся мнений и полная беспринципность в толкованиях в пользу своей партии, наплевав на противоречие действительности и почти всем обладателям знания".

3. Если на ашаритов ссылаются "не наши", значит берут знания от сектантов и бид'атчиков.
Если на ашаритов ссылаются "наши", то это вовсе не ашариты, а поголовно ошибающиеся саляфиты. И вообще нельзя никого называть сектантом и бид'атчиком, пока довод не доведут большие ученые.

4. Ибн Хаджар и Ибн Кудама - истинные саляфиты, но кто станет придерживаться их убеждений в наше время, тот поганый заблудший джахмит, нововведенец, ашарит, матуридит, философ и почти атеист.

5. Недждийские шейхи самые правильные из всех, а кто на них ссылается и поступает согласно их мнениям, тот хариджит и такфирист.

6. Главное - это строго следовать за современными шейхами, не следовать за ранними и заявлять о следовании за саляфами.

7. Ибн Усаймин написал книгу "Исламская акыда", но кто в ответ на вопрос "какая у тебя акыда?" скажет "исламская" тот скорее всего заблудший.

8. Большинство ученых часто ошибается, ученые по отдельности иногда ошибаются, "наш" студент почти не ошибается, а фанатичные сторонники "нашего" всегда правы.

9. Призывая к хорошим нравам не нужно думать, что это касается самого призывающего и его окружения. Им можно все.

10. Если человек занимается чем-то полезным, или разрешенным, но тебе это не нравится, скажи ему, что он должен изучать таухид.

11. Про ученых мазхабов нужно говорить, что любишь их и уважаешь, но при этом доказывать, что они были фанатичными мазхабистами, совершали запретный таклид, говорили не на основе знания, сознательно противоречили сунне, и кто за ними следует или защищает их, тот такой же заблудший и негодяй.

12. Ты можешь противоречить Абу Ханифе, Малику, аш-Шафии, Ахмаду и говорить: "Я знаю, а они не знали, и что в этом такого?" Но как ты можешь противоречить "нашим" братьям с такого-то и такого места/ресурса?

13. Фикх - для муфтиятов, духовное воспитание - для суфистов, таджвид не обязателен, а значит не нужен, книги, написанные не нашими единомышленниками, запрещены, литература - для кафиров. Всегда изучай "Три основы", и вся умма однажды во всем исправится и одержит во всем победу.

14. Кто пишет больше опровержений, тот и прав.

15. Кто предостерегает от других, тот и на истине

16. Более сильное мнение то, в котором то, о чем задан вопрос, названо нововведением. Затем то, в котором внешние признаки религиозности названы обязательными. Затем то, в котором религиозные обряды максимально облегчены.

17. В случае чего отрицать на словах следование этим принципам и обзывать тех, кто их вывел наружу, мазхабистами.

источник

О сообщении: «Масна — это то, что записано помимо книги Аллаха»



О сообщении: «Масна — это то, что записано помимо книги Аллаха»

Передал аль-Хаким (4/554) с иснадом от Абдуллаха ибн Амра ибн аль-Аса, да будет доволен Аллах им и его отцом, что пророк, мир ему и благословение Аллаха, сказал: "Из признаков приближения Судного дня то, что будут возвышены худшие, унижены лучшие, будет произноситься много речей, и будут отложены дела. Людям будут читать "масна", и никто не будет это порицать". Спросили: "А что такое масна?" Ответил: "Это то, что записано помимо Книги Великого и Величественного Аллаха".

Аль-Хаким отнес этот хадис к числу достоверных, а аз-Захаби промолчал насчет него.
В цепочке этого хадиса связка: Ибрахим ибн Юсуф аль-Хисинджани передает от Хишама ибн Аммара. Исследователь Джасир ибн Сулейман ад-Даусари объясняет слабость в данном месте иснада:
"Хишам - правдивый ("садук", хадисы которого "хорошие"), однако Абу Хатим сказал: "В конце жизни он изменился. Что ему давали (из хадисов), то и читал (чтобы передать другим со своим иснадом), что ему читали, то и принимал (за свои хадисы)". И похоже, что передача Ибрахима от него была уже после того, как он изменился, поскольку Хишам умер в 245 г.х., а Ибрахим в 301 г.х., как об этом сказано в "Сияр а'лям ан-нубаля" 14/116. Из этого следует что застал он его уже в старости". См. "Ар-Рауд аль-бассам" 4/109.

Далее говорит исследователь: "И правильно то, что этот хадис - "маукуф" от Абдуллаха ибн Амра", - т.е. является его словами и исходит от него, а не от пророка, мир ему и благословение Аллаха. И в подтверждение данного заключения исследователь привел другую версию этого сообщения, из которой ясно, что это пояснение самого Абдуллаха ибн Амра.

Передал Абу Убейд в "аль-Фадаиль" к4/б и в "Гариб аль-хадис" 4/281, также аль-Байхакы в "аш-Шуаб" 4/306-307 от Исмаиля ибн Иййяша от Амра ибн Кейса от Абдуллаха ибн Амра, что он сказал: "Из признаков приближения Судного дня то, что будут публично читать людям "масна", и никто не попытается это изменить". Люди спросили: "А что такое "масна"?" Он ответил: "Это то, что было записано помимо Книги Аллаха". Они сказали: "О Абу Абдуррахман, а как же тогда насчет того, что передается из хадисов посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха?" Он ответил: "Что вы взяли от тех, кому доверяете в жизни и религии, то постигайте разумом. И заботьтесь о Коране. Изучайте сами, обучайте ему ваших детей. За него вы будете спрошены и за него вам будет воздано". Версия от Абу Убейда. Сказал Джасим ад-Даусари: "Его цепочка передатчиков - хорошая". См. "Ар-Рауд аль-бассам" 4/109.

Что значит "масна"?
Collapse )

Шейх Абдулькарим аль-Худейр: Когда станешь как Ибн Баз, тогда можешь так поступать

Вопрос: Каково ваше мнение о том, кто говорит: "Требующему знание следует заниматься сборниками хадисов, а что касается книг фикха, то к ним ему стоит обращаться только в том, что вызывает сложность, не посвящая себя их изучению. Как было передано про шейха Ибн База, что он так поступал".

Ответ: Когда достигнешь того, чего достиг Ибн Баз, тогда поступай так.
В начале пути приобретения знаний призыв к изучению фикха из Корана и сунны для начинающего требующего знание - нет сомнений в том, что это - губительный путь для этого требующего знание. Как и требование от начинающего путь в знаниях, чтобы в хадисоведении он действовал исходя из правил ранних имамов хадиса и отвергал правила поздних - это также губительное дело.
Необходимо, чтобы требующий знание начал изучение фикха с матна (краткой книги) на который опираются в его стране, общепринятый (для преподавания) среди ее (его) шейхов. Пусть сформирует представление затронутых в нем вопросов, заучит его, если память посодействует ему в этом, затем узнает доводы к этим вопросам. Затем, когда завершит это дело, пусть вернется снова к этому матну и сравнит мнения автора с мнениями других, соберет доводы к мнениям тех, кто согласен с автором и не согласен, и, когда закончит это, станет правоведом. У него зародится естественная способность в фикхе, так что он сможет понимать остальные книги. Затем, после этого, если пожелает оставить (матн по фикху) и действовать в соответствии с этим советом... - когда завершит изучение этого матна и повторит его изучение несколько раз согласно методологии, которую мы упомянули. И у нас есть записи о том, как изучать фикх, как изучать хадисоведение, как изучать тафсир - все они есть в наличии, вся хвала Аллаху.


https://www.youtube.com/watch?v=NN1KkB0WfKw

Отличие книг по фикху мазхабов от книг по самостоятельному фикху современников.




"Эта книга "Зад аль-мустакни", знаешь ли ты сколько времени ушло на ее составление? "Зад аль-мустакни" - сколько времени ушло, чтобы его написать? Кто нам ответит? Век? Нет, больше этого. 800 лет? Чуть меньше этого. Хорошо.

Сказал мне один из братьев, что один человек написал книгу по фикху, и провел в размышлении над ней, ее вопросами, над выбором "более сильных" мнений для нее, над доводами примерно 25 лет, и поэтому это ценная, великая, исследованная книга и нужно стремиться приобрести ее.

Эти слова - хороши. Но я сказал ему: "Знаешь ли ты о книгах подобных "Зад аль-мустакни", подобных шархам аль-Бухути, да помилует его Всевышний Аллах - "ар-Рауд", "аль-Кашшаф", "Шарх аль-Мунтаха" - знаешь ли ты сколько времени ушло на то, чтобы их написать? Их составление заняло примерно 900-800 лет! Это если мы будем говорить об аль-Бухути из поздних ученых. А аль-Хаджауи умер в 998 г.х., то есть на его книгу ушло 700 лет. Хорошо.

Почему?
Потому что все они... В каждом мазхабе были правоведы, мухаддисы, языковеды, ученые морфологии, муфассиры, и можешь сказать что угодно (назвать любую науку), и судьи, и он (мазхаб) применялся на практике, по нему судили в шариатских судах, понятно? И давали фатвы людям мнениями мазхаба. Так? Мазхаб прошел через эти годы, был обслужен учеными и практиками стольких наук, а затем приходит какой-то человек и говорит: "Клянусь Аллахом, этот мазхаб слабый". - Невозможно такое сказать, уважаемые братья.

И подобные этим книги поздних ученых - их написание не заняло, как говорят: "Аль-Хаджауи написал ее за пять или шесть лет". - У него ушло пять лет, однако он основал ее на работе, проводившейся сотнями лет еще до него! Понятно или нет? Требующий знание должен это понять".

(no subject)




Вопрос:

«С именем Аллаха Милостивого, Милосердного, и к Нему мы обращаемся за помощью. Каково мнение ученых мусульман, ведущих и направляющих на прямой путь, о человеке, который изучал фикх мазхаба своего имама, а затем заявил, что действовать в соответствии с книгами фикха не разрешено, потому что они нововведенные, и обязательно действовать только по хадисам и тафсирам, оставляя все, помимо них?
Следует ли придавать значение его словам?
И это его заявление является ли заявлением о наличии у него степени муджтахида?
И если это так, то какими должны быть последствия для такого заявителя, если он отнес это (положение муджтахида) к себе не по праву?
Каковы условия иджтихада? И чем обязан обычный мусульманин, если он оставил мнение своего имама и пошел к этому человеку (чтобы следовать за ним), полагая, что его слова – это хадисы посланника Аллаха, мир ему и благословение Аллаха, и что фикх – совсем не таков (т.е. изложенное в фикхе не взято из сунны)?
Не лишите нас пользы вашего ответа».
1


Ответил наш шейх Мухаммад ас-Саффарини, да хранит его Всевышний Аллах:


«Вся хвала Тому, Кому она принадлежит, и да благословит Аллах Своего избранного пророка. Знай, что этот вопрос включает в себя несколько подвопросов.
Первый: заявление этого заявителя, что не разрешено действовать в соответствии с чем- либо из книг фикха.

Это то, что подразумевал спрашивающий. И это – огромная проблема, большая беда, разрывающая единогласное мнение исламской общины, противоречащая всем имамам. Имамы и выдающиеся представители религии Ислам не переставали и не перестанут поступать в соответствии с известными книгами фикха, и они наследуют это: следующие поколения от предыдущих .
И заявление этого заявителя – в нем порочение всей исламской общины, начиная со времени табиинов, вплоть до этого нашего времени.

И ученые не перестают прилагать усердия и старания в собрании фикха и упорядочении его, в разделении на категории и главы, и они в этом правы, и они за это удостаиваются награды.

Второй: его заявление, что обязательно действовать по хадисам и тафсиру, оставляя все помимо них.

Оно содержит в себе истину и ложь. Что касается лжи, то это его слова об оставлении того, что не хадисы и не тафсир. Ведь доводы шариата – это и Коран, и сунна, и суждение по аналогии (кыяс), и удержание основы (истисхаб), как это известно от имамов и объяснено в книгах «усуля». А что касается истины, то действия в соответствии с Кораном и сунной – это истина, относительно которой не существует пререканий. Но что такое книги фикха, если не сливки (из смыслов) Корана и сунны, и их (Корана и сунны) плоды, состоящие - из правовых постановлений, увязанных с общими и частными доводами - и того, что получено из аналогии (кыяса) с ними (текстами Корана и сунны)?!

И источник всего – Господь миров, поскольку Писание – Его слова, сунны – разъяснение его (писания), а единогласное мнение (иджма’) указывает на (наличие) шариатского текста. И учитель всех – посланник, мир ему и благословение Аллаха, ведь он – тот, кто доносил (религию) от Аллаха, велико Его достоинство и величественна Его власть.

Третий: слова спрашивающего: «…это его заявление является ли заявлением о наличии у него степени муджтахида?»Collapse )

Интересная история о государстве Мурабитов и государстве Муваххидов


Говорит шейх:

"Я уже упоминал вчера государства, которые правили Магрибом (исламский, арабский запад). И мы сказали, что первое государство - это государство шарифов-идриситов. Затем, после них пришло государтсво правоведов (факыхов) - государтсво Мурабитов. Мурабиты - это народ, состоящий из правоведов. Слово мурабит у магрибийцев означало человека в медресе, заулке... А заулок у них - это место, в котором есть мечеть, вокруг которой дома учащихся, и там же земли, относящиеся к их школе. Так что учащиеся учатся и ухаживают за урожаем, пасут скот, обеспечивая себя необходимым для жизни. Такой вот заулок. И мурабит - это человек, который сидит в его медресе, в его заулке и преподает...

Эти мурабиты, какова их история? Один из жителей пустыни отправился в хадж. А в то время ислам стал предаваться забвению в тех землях, появились прорицатели и колдуны, и люди стали забывать то, с чем пришли первые мусульмане, открывшие эти земли для ислама. И один из амиров пустынных областей, когда совершил хадж и уже возвращался, проходил через Кайраван. Там он увидел одного из магрибийских ученых, осевших в Кайраване, звали его Абу Имран аль-Фаси. Он был обладателем обширнейших знаний, выдающимся мухаддисом и правоведом... Увидел его этот амир - Абу Бакр ибн Яхья аль-Лямтуни. И он очень ему понравился теми знаниями, что у него были, широтой и глубиной его познаний. Он захотел взять с собой одного из его учеников, чтобы он обучал людей тому, чего они не знают в религии. Абу Имран аль-Фаси ответил ему: "Те, кого ты видишь - ни один из них не годится для того, чтобы отправиться с тобой. Кайраван - это город, а ты хочешь отправиться с ним в пески. Кто это выдержит? Ни один из них не выдержит того, чего ты от него желаешь. Однако у меня есть один ученик, он на краю Суса..." А Сус в то время не был местом цивилизации. Ученика того звали Уаджадж ибн Зиллю аль-Лямты... Он сказал: "Это - мой ученик, у него там медресе, отправляйся к нему и попроси о том, что хочешь". И действительно, он отправился туда и сообщил о своем предложении. Это понравилось Уаджаджу, и он призвал своих учеников отправиться с этим амиром в пустыню. Один из них выразил желание к этому, звали его Абдуллах ибн Ясин аль-Джазури.
Collapse )

Насколько далеко песку до звезд


О беспорядке, порождаемом враждой к изучению фикха мазхабов в купе с необусловленными призывами следовать доводам, и о том, каким образом большие ученые становились большими учеными.

Говорит шейх Ибн Усаймин: "Некоторое время назад люди здесь в Королевстве не выходили вообще за пределы "аль-Икна" и "аль-Мунтаха"*, и ты мог видеть, что фатвы их были одинаковыми и объяснения их были одинаковыми, отличие было только в подаче и качестве объяснения. Однако, теперь, когда каждый запомнил хадис или два хадиса и говорит: "Я - имам, за которым надо следовать. Ахмад - человек, и мы - люди", - наступил беспорядок, и каждый стал давать фатвы. Иногда приходят фатвы, от которых и плачешь, и смеешься. Я хотел собрать эти фатвы, но побоялся, что стану из тех, кто выслеживает недостатки своих братьев, и оставил это дело из опасения за себя. Если бы не это, то мы могли бы передать слова далекие от истины настолько же, насколько далеко песку до звезд.

И я говорю: приверженность одному ученому очень важна, пока учащийся находится в начале пути, дабы не посчитал себя созревшим, прежде чем поспеть. Поэтому наши шейхи запрещали нам читать "аль-Мугни"**, "Шарх аль-Мухаззаб"*** и книги, в которых приводится несколько мнений, в период, когда мы были учениками. И рассказывали нам наши шейхи, что шейх Абдуллах ибн Абдуррахман Аба Бутейн, да помилует его Аллах - один из самых больших шейхов Неджда, муфтий недждийских земель - рассказывали нам, что он был сосредоточен на книге "Рауд аль-мурби"****, не читал ничего, кроме нее, и повторял ее чтение. Каждый раз, как заканчивал ее чтение, приступал к ее прочтению заново, извлекая при этом прямой смысл фразы, то, что понимается из нее, то, на что она указывает, как это выражено, и получил посредством этого большое благо".

См.: "Маджму' аль-фатауа уа ар-расаиль" 26/170-171.
___________________________________________

* Два самых авторитетных и объемных матна по фикху у поздних ханбалитов, в которых собраны самые сильные мнения в мазхабе. Автор первого - шейх Абу ан-Наджа Шарафуддин Муса ибн Ахмад аль-Хаджауи, второго - шейх Абу аль-Бака Такыюддин Мухаммад ибн Ахмад аль-Футухи, известный как Ибн ан-Наджар.
** Большой шарх имама Ибн Кудамы аль-Макдиси аль-Ханбали на первый ханбалитский матн по фикху - "Мухтасар" имама аль-Хыракы - с упоминанием высшего уровня разногласий и обоснованием правоты ханбалитского мазхаба.
*** Поскольку в то время "Шарх аль-Мухаззаб" имама Яхьи аль-Имрани аш-Шафии еще не был издан, то, видимо, имеется ввиду большой шарх имама Абу Закарии ан-Навави аш-Шафии на матн "аль-Мухаззаб" имама Абу Исхака аш-Ширази с упоминанием высшего уровня разногласий и обоснованием правоты шафиитского мазхаба.
**** Лучший шарх на известный ханбалитский матн шейха аль-Хаджауи "Зад аль-мустакни", выполненный шейхом Мансуром аль-Бухути. В шархе упоминается всегда лишь одно мнение по вопросу - основное в мазхабе, часто упоминаются доказательства и причины постановлений. У автора, при его великом положении в знании, были некоторые взгляды в акыде, соответствующие убеждениям мутакаллимов, и это находит свое отражение в некоторых местах данной книги.

источник статьи

"Можно ли заменить книги фикха книгами хадисов?

Книги, в которых собраны хадисы с правовыми положениями, важны для факыха. И не станет факых муджтахидом, если не заучит хадисы с правовыми положениями, которые являются частью инструментария иджтихада; остальное из инструментария иджтихада расписано в книгах "усуль аль-фикха", и воплощено вне их в четырех имамах и подобных им.

Проблема того, кто изучает фикх по книгам хадисов, и отдает предпочтение этому пути перед изучением книг факыхов:
1. Этот путь не обслужен (трудами ученых) и по нему не шли на протяжении веков. Эти книги написаны столетия назад, а некоторые примерно тысячу лет назад, и при этом люди не начинали с них изучение фикха, не делали их заменой изучению фикха мазхабов, обходясь ими.
Но они эти книги (хадисов с правовыми положениями) заучивали, чтобы закрепить у себя доказательную сторону в знании фикха, внедряли их в этапы развития (в фикхе) и тому подобное.

2. Они беспечны к другой важной стороне в этом, она заключается в том, что ты в итоге будешь использовать эти хадисы в качестве довода на правовые положения, а при приложении доводов ты непременно будешь нуждаться и в других доводах (не только в хадисах), так как сунна - не единственный довод в правовых положениях, и кто ограничится ей, тот упустит много доводов, много правовых положений и много подробностей.

3. Эти самые книги составлены согласно мазхабу автора, поддерживают те мнения, которые он поддерживал, будь это личными мнениями или мнениями мазхаба. Обладатели знания знают это. И так же учащийся окажется под влиянием выборов "более сильных мнений" того, кто будет их объяснять, под влиянием его постановлений, его приемов работы с указаниями текстов, его предпочтений одних текстов над другими, будь это все по мазхабу, или по личным предпочтениям того, кто объясняет. Таким образом он непременно будет следующим мазхабу своего современного шейха, или мазхабу составителя книги с хадисами, или мазхабу автора комментария к ней.

4. Поэтому, оставили они следование (таклид) за четырьмя имамами и последовали (таклид) за зейдитами, вроде аш-Шаукани и ас-Санаани*. И упираются некоторые из них, когда попросят их предоставить того, кто опередил в отклоненном мнении некоторых современников, и совершают преступление против своего разума, говоря: "Его опередили ас-Санаани и аш-Шаукани". (Жили прим. 250-300 лет назад).

5. В правовых положениях есть много подробностей, для познания которых хадисов недостаточно. В то время как ты при изучении по пути фикха изучаешь правовые положения, которые являются результатом анализа муджтахида всех доводов шариата, собранных воедино.

6. Затем возникает вопрос: почему ты не изучаешь фикх по книгам, в которых собраны аяты с правовыми положениями?
И что ты можешь сказать в свое оправдание насчет изучения по книгам хадисов, то так же будет ответом, если будешь изучать фикх по книгам аятов с правовыми положениями. Будь это слова о том, что ты не ограничиваешься только тем хадисом, что рассматриваешь, или что ты не ограничиваешься только хадисами. Или словами про учитывание ограничения, конкретизации, отмены. (При том как много сложных вопросов и разногласий в "усуле" в том, что касается связей сунны с Кораном в этих главах, и др.) И нет сомнений, что есть большое упущение в том, что касается связи пробуждения и требующих знание в наше время с Кораном, специализации в изучении его, извлечения фикха из него и приведения его в доказательство даже там, где его указание по вопросу более ясное и сильное, чем в некоторых хадисах.

7. Затем, если ты посмотришь на составителей этих книг (хадисов с правовыми положениями), то увидишь, что это имамы-последователи мазхабов. Как, например, Мадждуддин (Ибн Таймия дед, ханбалит), Ибн аль-Джаузи (ханбалит), Ибн Хаджар (шафиит), Ибн Абдульхади (ханбалит), аль-Иракы (шафиит), и так же многие, кто написал объяснение к ним".

Мухаммад ибн Абдульуахид аль-Ханбали**.

ссылка

Collapse )