September 7th, 2018

Подробная биография имама, шейх уль-Ислама Ибн Кудамы аль-Макдиси аль-Ханбали (541 — 620 гг.х.)

1. Рождение и имя

Имам Абу Мухаммад Абдуллах ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама ибн Микдам ибн Наср ибн Абдуллах аль-Джамма’или аль-Макдиси затем ад-Димашкы ас-Салихи аль-Ханбали более известен среди мусульман как Ибн Кудама аль-Макдиси — с отнесением к имени прадеда. Известен также прозвищем Муваффакуддин (или: Муваффак ад-Дин) — «Успешный, у которого все хорошо и верно складывается в религии».
Родился в месяце шаабан 541 г.х. в поселке Джаммаиль в районе города Набулюс на территории Палестины. Поэтому он «аль-Джаммаили». А «аль-Макдиси» — указание на центр и самое важное место палестинской земли — Иерусалим, который на арабском называется аль-Кудс или Бейт аль-Макдис.
В дальнейшем по причине нового места жительства к его имени добавилось «ад-Димашкы ас-Салихи» — по названию района «ас-Салихия» в пригороде Дамаска.

2. История переселения

Отец имама Муваффака шейх Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама аль-Макдиси был имамом-хатыбом мечети поселка Джаммаиль. В молодости он уезжал в поисках знаний, затем вернулся в родные края и посвятил себя обучению и увещеванию людей. Палестина в те годы была оккупирована крестоносцами, и в населенных пунктах были управляющие от оккупационных властей. Шейх Ахмад был смел и откровенно выражал недовольство оккупацией. Это стало причиной того, что на него донесли наместнику крестоносцев, и было принято решение его убить. Но один из крестоносцев, который испытывал уважение и расположение к шейху, сообщил ему об угрозе, прежде чем ее смогли осуществить. Шейх Ахмад будучи в возрасте около 60 лет в 551 г.х. вместе с тремя родственниками выехал ночью из Джаммаиля и направился в свободный исламский Дамаск.

Когда они прибыли в Дамаск, то у Восточных ворот нашли мечеть Бану Салих, которой заведовали и возле которой жили ханбалиты. Смотрители мечети обрадовались ханбалитскому шейху Ахмаду и хорошо его приняли. После этого шейх Ахмад отправил своих спутников обратно с посланием к своему старшему сыну — в будущем выдающемуся учителю и имаму Абу Умару Мухаммаду аль-Макдиси — распорядившись перевести всю семью в Дамаск.

Абу Умару было тогда 23 года. Он организовал родственников, и в одну из ночей основной состав семьи Ибн Кудама в составе 35 человек вышел караваном в Дамаск. С ними был и десятилетний Абдуллах ибн Ахмад, которого позже будут называть Муваффак ад-Дином.

Семья прибыла и поселилась возле мечети Бану Салих, а глава семьи шейх Ахмад был имамом и учителем в этой мечети. Его слава, авторитет и влияние росли, и заведующие мечетью стали опасаться, что он станет хозяином в их мечети. Они взяли у него расписку, что он у них в мечети только гость и ни на что не претендует, затем устроили провокацию против шейха, а позже попытались настроить против него правителя, но ничего у них не получилось. Шейх Ахмад не хотел жить в борьбе с хозяевами мечети и решил оставить этот район.

После утомительных поисков он склонился к тому, чтобы переселиться всей семьей на склон горы Касиюн, которая находилась за городскими стенами. Так они и сделали. На этой горе они возвели жилой квартал с мечетью и школой. Позже этот квартал люди стали называть ас-Салихия. Поговаривают, что так его назвали, поскольку его основала праведная (салих) семья. А когда об этом спрашивали имама Абу Умара Мухаммада ибн Ахмада аль-Макдиси, он скромно отвечал, что дело не в их праведности, а в том, что они переселились туда от мечети Бану Салих.

Это переселение семьи Ибн Кудама в Дамаск, а затем на гору Касиюн с основанием района ас-Салихия, стало важным событием в истории Ислама: возле Дамаска появился новый город; этот город стал центром, из которого лучами благодати источались исламские знания; и с новой силой в Дамаске поднял свое знамя и распространился мазхаб имама Ахмада ибн Ханбаля, ключевой фигурой в котором стал переселившийся туда еще в детстве имам Абдуллах ибн Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама аль-Макдиси, известный как Муваффакуддин.

Подробнее с этой историей можно ознакомиться в предисловии книги «аль-Каляид аль-джаухария фи тарих ас-Салихия» Ибн Тулюна.

3. Становление в знаниях

С раннего детства Абдуллах ибн Ахмад получал превосходное исламское воспитание и знания. В юные годы он выучил Коран, затем выучил наизусть «Мухтасар» аль-Хыракы по ханбалитскому фикху и занялся уроками, а также собранием хадисов. Первым его учителем был его отец — шейх Ахмад ибн Мухаммад ибн Кудама. Он стал его шейхом в фикхе и в хадисах. Кроме того, в ранние годы Муваффак выслушивал хадисы от хранителя иснадов, шейха Абу аль-Макарима Абдульуахида ибн Хиляля аль-Азди ад-Димашкы аш-Шафии, шейха Абу аль-Ма’али Абдуллаха ибн Сабира ас-Сулями ад-Димашкы и других. Также среди тех, кого Муваффак застал в Дамаске, был имам, хафиз, увещеватель Абдуррахман ибн аль-Джаузи аль-Ханбали.

В 561 г.х. в возрасте двадцати лет вместе с двоюродным братом, хафизом Абдульгани аль-Макдиси аль-Ханбали он отправился в Багдад. Там они старались не упустить ни уроков, ни передачи хадисов и книг у местных ученых. Там же имам Муваффак застал имама-воспитателя Абдулькадира аль-Джиляни аль-Ханбали и остановился в его школе, изучая у него «Мухтасар» аль-Хыракы. Через сорок дней имам Абдулькадир умер, и Муваффак перешел к другим учителям. В Багдаде он прожил четыре года, затем вернулся в Дамаск, а в 567 г.х. снова прибыл в Багдад.

Через семь лет, в 574 году он совершает хадж и выслушивает то, что передают ученые Мекки, а затем еще на год возвращается в Багдад.

В Багдаде самым значительным из его учителей был учитель имамов, выдающийся специалист Абу аль-Фатх ибн аль-Манни аль-Ханбали. С ним Муваффак изучал мазхаб в деталях, изучал разногласия, усуль аль-фикх и сильно преуспел. Так что сам Ибн аль-Манни в присутствии Муваффака говорил: «Если этот парень уедет из Багдада, я буду в нем нуждаться». См. «Ас-Сияр» 22/169.

Примерно в 35 лет он возвращается на вторую родину — в Дамаск — и приступает к составлению своего самого потрясающего и объемного труда: он пишет объяснение «Мухтасара» аль-Хыракы в десять томов и называет его «аль-Мугни».

С возвращения в Дамаск начинается его слава как несравненного ученого, который обошел современников в знаниях и опередил праведников своего времени в набожности, аскетизме и нравах.

К нему устремляются за фатвами, за уроками по фикху и грамматике, за увещеваниями, для диспутов, за передачей хадисов и книг, и многие ищущие знание, ученые и имамы получают пользу от его знаний и благонравия. Со временем выдвигают в имамы ханбалитов в Соборной мечети Дамаска, а после смерти старшего брата Абу Умара он становится имамом-хатыбом в Соборной мечети аль-Музаффари.

4. Его внешность

Писал его ученик, племянник, хафиз Дыяуддин аль-Макдиси аль-Ханбали: «Он был статного вида, имел белую кожу, светлое лицо, черные глаза. Словно бы свет источался из его лица от его красоты. У него был широкий лоб, длинная борода, прямой нос, сходящиеся брови, небольшая голова, нежные руки и ступни. Он был стройным». См. «Ас-Сияр» 22/167-168.

Говорил хафиз Мухиббуддин ибн Наджар аль-Багдади, предположительно аш-Шафии: «Шейх Муваффакуддин был … молчалив, благообразен, чист (от всего недостойного), осторожен, много поклонялся по образу саляфов (первых имамов). Его лицо источало свет, его вид вызывал уважение и почтение. Человек получал пользу уже только увидев его, еще до того, как слышал его речь». См. «Зейль табакат аль-ханабиля» 3/284.5. Его благонравие

Писал хафиз Дыяуддин: «У него были прекрасные нравы. Почти всегда его видели улыбающимся. Он рассказывал истории и шутил. Я слышал как Бахауддин (аль-Макдиси) говорил: «Шейх во время чтения шутил с нами и был открыт. Однажды с ним заговорили о детях, которые ему досаждали, и он ответил: «Это же дети, им нужно играть. И вы тоже были такими».
Он не стремился сравниться с теми, кто гоняется за благами этого мира, и почти никогда не жаловался, хотя может быть был более нуждающимся, чем другие. Жертвовал своими интересами в пользу других.
И я слышал, как Бахауддин описывал его храбростью и говорил: «Он выходил вперед к врагу (крестоносцам) и был ранен в руку. Он вел перестрелку (копьями или стрелами) с врагами». См. «Ас-Сияр» 22/177.Сказал хафиз Дыяуддин: «С кем бы ни вел диспут Муваффак — всегда улыбался». См. «Ас-Сияр» 22/170.
И сказал: «Почти всякий, кто видел его, начинал его любить… И я не знаю такого, чтобы он хоть раз огорчил учащегося. У него была рабыня, которая задевала его своим (дурным) нравом, но он ничего ей не говорил. Дети дерутся, а он ничего не говорит. Я слышал, как Бахауддин сказал: «Не видал я более терпеливого, чем он». См. «Ас-Сияр» 22/170.
Говорил хафиз Абу Абдуллах аль-Юнини аль-Ханбали: «Что касается того, что я узнал о положении и состояниях нашего шейха, нашего господина Муваффакуддина, то я до сих пор не думаю, что среди тех, кого я видел, есть человек, достигший из совершенства в знаниях и похвальных качествах, посредством которых достигают совершенства — достигший того, чего достиг он. Он был совершенен во внешнем виде — имею ввиду красоту, был совершенен в добродетели, кротости, благородстве, различных науках и прекрасных нравах. И я видел с его стороны то, на что неспособны великие из приближенных Аллаха (аулия)». См. «Ас-Сияр» 22/169-170.

Говорил шейх Сибт («внук со стороны дочери») ибн аль-Джаузи аль-Ханбали затем аль-Ханафи: «Не было в его время кроме его брата Абу Умара и аль-Имада человека более аскетичного и осторожного, чем он. Он был оченьзастенчив, держался в стороне от мирских интересов и тех, кто был ими озабочен. Он был спокойным, мягким,скромным, любил бедняков, имел прекрасные нравы, был щедр и великодушен. Кто видел его, тот словно бы видел одного из сподвижников. И словно бы свет исходил из его лица». См. «Зейль табакат аль-ханабиля» 3/283-284.

Часто он возвращался домой с ночной (‘иша) молитвы вместе с группой бедняков и ужинал вместе с ними.

6. История с вором

Collapse )